Соловьев и Мясников: Иммуноонкология — прорыв в лечении рака

Иммуноонкология: прорыв в лечении рака

Соловьев и Мясников: Иммуноонкология — прорыв в лечении рака

Пока ученые всего мира ищут то единственное средство, которое спасет человечество от рака, в Центре ведения онкологических больных (Wiener Privatklinik Cancer Center) онкологи применяют на практике новый метод лечения – иммуноонкологию. И побеждают в борьбе с болезнью.

Важное открытие

Перспективное направление медицины – иммуноонкология – появилось чуть больше десяти лет назад. Метод принципиально отличается от привычной онкохирургии, «химии» и лучевой терапии. Основной удар метода имуноонкологии направлен не на опухоль (что было бы логично), а на иммунитет.

Просто в какой-то момент, ученые смогли «подсмотреть» за поведением иммунитета и поняли, что в случае с раковыми клетками он не защищает организм от их вторжения.

Почему система, которая должна охранять наш организм от вирусов, бактерий и прочих возбудителей дает сбой? Как только появился ответ на этот вопрос – мир получил новый способ лечения рака.

Что узнали ученые? Оказалось, опухоль может выделять специальные вещества, подавляющие деятельность «белых кровяных телец», которые обеспечивают защиту нашего организма от непрошенных гостей и делают ее, опухоль, невидимой для иммунной системы. То есть опухоль так умело конспирируется, что организм даже не пытается бороться с ней. А она тем временем благополучно растет и увеличивается, болезнь прогрессирует.

Совершенно новый подход

Метод иммуноонкологии позволил поставить все на свои места. Лечение сводится к тому, чтобы активизировать собственный иммунитет, направить его на борьбу с опухолью, как с любой другой чужеродной клеткой. Для этого ученые создали лекарственные препараты, которые как бы помечают опухоль, делают ее видимой для иммунной системы.

Благодаря таким «меткам» иммунная система «прозревает» и начинает активно уничтожать раковые клетки. «Это совершенно новый подход к лечению рака, – уверен доктор Кристоф Зилински Центра ведения онкологических больных (Wiener Privatklinik Cancer Center). – Он способствует активизации собственных защитных механизмов организма в борьбе с опухолью».

И этот способ работает!

Доктор Кристоф Зилински (Центр ведения онкологических больных

/Wiener Privatklinik Cancer Center)

Легче, лучше, эффективнее

На сегодняшний день иммуноонкология считается одним из самых эффективных методов в лечении рака даже на поздних стадиях, когда пациент уже потерял много сил.

Ее назначают в помощь пациентам с онкологией, у которых по-прежнему наблюдается прогрессирование болезни несмотря на то, что они уже прошли лечение рака классическими методами. Перед той же химиотерапией метод имеет ряд преимуществ. «Химия», конечно тоже борется с опухолью, но при этом подавляет все делящиеся клетки.

В итоге страдают здоровые ткани. Именно поэтому после такой процедуры у пациентов выпадают волосы, поражаются клетки кожи, возникают серьезные проблемы с ЖКТ, страдают почки и печень. Лечение методом иммуноонкологии переносится гораздо легче. И при этом позволяет добиться ремиссии и затормозить опухолевый процесс.

Иммуноонкология особенно успешно применяется, когда противопоказана химиотерапия, например, при лечении рака мочевого пузыря. Дело в том, что при этом раке не всем пациентам можно назначать химиотерапию – препараты на основе платины противопоказаны из-за почечной дисфункции.

А добиться излечения без применения «химии» нереально. Иммунотерапия дала таким больным шанс на спасение и отлично зарекомендовала себя в качестве профилактического лечения после удаления мочевого пузыря.

Против меланомы

Еще одно направление, в котором успешно применяется иммуноонкология – онкодерматология. В последние годы значительно выросло число пациентов с меланомой, увеличилась смертность заболевания из-за позднего выявления.

Иммуноонкология дала возможность онкологам затормозить рост заболевания и помочь пациентам, которым уже поставлен тяжелый диагноз. Лечение позволяет уменьшить размеры опухоли и остановить прогрессирование заболевания.

Время лечения иммунобиологическими препаратами зависит от формы рака и его стадии.

«В случае со злокачественной меланомой, может быть достаточно двух лет, в случае с другими формами рака у нас нет пока такой информации, однако, стоит продолжать лечение пока пациент и опухоль на него реагируют», – считает доктор Кристоф Зилински Центра ведения онкологических больных (Wiener Privatklinik Cancer Center).

Легким станет легче

Иммунотерапию высоко оценили и пульмонологи. Дело в том, что рак легкого плохо поддается лечению стандартными методами.

На фоне той же химиотерапии выживаемость больных с раком легких составляет чуть больше года, таргетная терапия позволяет продлить жизнь до трех лет.

Иммуноонкология дает более широкие перспективы: у трети больных выживаемость исчисляется годами. При этом токсичные реакции наблюдаются крайне редко, чаще на последних стадиях болезни.

За и против

Иммуноонкология, безусловно, – огромный прорыв в онкологии. Метод помог уже многим пациентам, есть случаи даже полного излечения с помощью нового лечения. Однако при всех достоинствах метода, онкологи не считают иммуноонкологию панацеей от рака по одной простой причине – она не всем помогает одинаково.

Почему? На этот вопрос ученые сейчас ищут ответ. Пока точно известно, что это строго индивидуальное лечение, оно не подходит пациентам с аутоиммунными заболеваниями, поскольку вторжение в их иммунную систему может вызвать опасные последствия. К тому же пока нет объективных критериев оценки эффективности метода.

Поэтому теперь врачи оценивают другой показатель – увеличение продолжительности и качества жизни во время лечения. К счастью, иммуноонкологический подход позволяет этого добиться.

«Нам еще предстоит обнаружить все преимущества иммунотерапии, для лечения рака в тех его формах, в которых он существует на сегодняшний день, – говорит Кристоф Зилински, – но это очень важный шаг вперед в лечении многих разновидностей рака.

В надежных руках

На сегодняшний день одно совершенно ясно – метод иммуноонкологии, или, как его называют специалисты, «ингибирование иммунных контрольных точек» дает большие надежды на излечение.

«Наша клиника, благодаря специалистам, которые здесь работают, использует опыт всемирно известных экспертов в сфере лечения рака методом ингибирования имунных контрольных точек, которые совместно разработали многие из доступных сегодня лекарственных препаратов.

Таким образом, лечение с помощью ингибирования контрольных иммунных точек – обычная практика в Cancer Center of the Wiener Privatklinik и эта практика используется с момента своего появления», – подтверждает Кристоф Зилински.

Клиника успешно применяет перспективное направление в своей работе, а когда это применяется на практике постоянно, причем специалистами мирового уровня, тогда шанс победить болезнь – очень высокий!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5aaf8ba2830905d37344d762/5aaf923f9d5cb3678b3807f6

Иммуноонкология в рублёвом эквиваленте

Соловьев и Мясников: Иммуноонкология — прорыв в лечении рака

Анна Говорова, Infox

Вполне возможно, в скором времени в России будут использоваться в клинической практике эффективные инновационные иммуноонкологические препараты для лечения тяжелых форм рака, сообщает Infox. Такие препараты применяются в европейских странах и в США с 2011 года.

Первый такой препарат, наконец, был зарегистрирован в России весной этого года, но уже скоро на российский рынок выйдут и другие лекарственные средства этого класса.

Однако иммунотерапия – весьма дорогостоящий метод лечения, поэтому для обеспечения его доступности для пациентов необходимо включение подобных инновационных препаратов в государственные стандарты лечения и льготные списки. Понятно, что для российского здравоохранения, бюджет которого уже и так максимально урезан, это большая проблема.

Чтобы хоть как-то сдвинуть ситуацию с мертвой точки, Российское общество клинической онкологии (RUSSCO) и Российское общество патологоанатомов (RSP) инициировало программу, целью которой является стандартизация диагностики для новых иммуноонкологических препаратов и выявления пациентов, для которых данная терапия окажется наиболее эффективной.

Иммуноонкология – прорыв в лечении самых тяжелых онкологических заболеваний

Одним из ключевых достижений за последние десятилетия ученые называли таргетную терапию, которая позволяет «поражать» опухолевые мишени, не затрагивая, в отличие от химиотерапии, здоровые клетки.

Сегодня новым прорывом называют появление таргетных иммуноонкологических препаратов, воздействующих уже не только на саму опухоль, но и «запускающих» собственную иммунную систему больного, чтобы она могла самостоятельно уничтожать раковые клетки.

Иммуноонкология, благодаря в том числе и достижениям молекулярной биологии, в настоящее время достигла небывалых высот. Это направление многие специалисты считают одним из самых перспективных в борьбе со многими онкологическими заболеваниями, включая и самые тяжелые, для которых раньше прогноз был неблагоприятным.

«Появление нового направления – иммуноонкологии – это, конечно, огромное достижение, потому что наконец-то мы стали использовать собственные возможности организма в борьбе с онкологическими заболеваниями, не привнося что-то внешнее, а именно заставляя нашу иммунную систему работать более эффективно», – говорит профессор, д.м.н., замглавы по научной работе РОНЦ имени Блохина Сергей Тюляндин.

Опухоль – не пассивный наблюдатель, она умеет «обманывать» иммунную систему организма

Раковые клетки являются чужеродными для организма, поэтому иммунная система должна их распознавать и уничтожать. Для этого природой предусмотрен особый механизм.

Опухолевые антигены (то, что раковые клетки отличает от нормальных) должны быть представлены иммунным клеткам организма – Т-лимфоцитам. Для этого в организме существует система представления опухолевого антигена.

Его осуществляет дендритная клетка. После того, как представление произошло, Т-лимфоциты начинают активироваться и делиться.

Уже имея информацию о противоопухолевом антигене, встречаясь с раковыми клетками, Т-лимфоциты их уничтожают.

Так должно происходить, и так в большинстве случаев и происходит. Но на определенном этапе могут оставаться единичные клетки опухоли, которые Т-лимфоциты не смогли распознать и уничтожить. Эти клетки могут формировать опухоль, выходящую из-под иммунного контроля.

Дело в том, что, к сожалению, опухоль – не пассивный наблюдатель, она умеет «обманывать» иммунную систему организма, мешая ей осуществлять полноценный иммунный ответ.

Для этого она может выделять особые биологические вещества, подавляющие иммунитет.

В этом случае, на поверхности активированного Т-лимфоцита, после того, как ему уже была представлена раковая клетка, опухоль может экспрессировать особый антиген – CTLA4.

Этот антиген связывается с субстратом на дендритной клетке, и Т-лимфоцит уже не может найти и уничтожить опухоль – иммунный ответ тормозится.

Существует и другой механизм, когда уже на поверхности самой опухоли экспрессируются рецепторы PD1 и PD2, которые затем связываются с соответствующими лигандами на активированном лимфоците. И опять происходит торможение иммунного ответа.

Если не дать опухоли экспрессировать эти рецепторы, то собственный иммунитет организма начнет активно бороться против раковых клеток.

Первые иммуноонкологические препараты

Несколько лет назад появились препараты – так называемые ингибиторы регуляторных молекул ключевых этапов иммунного ответа, которые работают как раз по такому принципу, снимая торможение иммунного ответа.

В 2011 году в Европе и США был зарегистрирован первый такой препарат для лечения метастатической меланомы – анти-СТLA4 моноклональное антитело. А в 2015 году уже были зарегистрированы препараты для лечения терминальных стадий рака легкого, меланомы и почки (анти-PD1 моноклональные антитела).

В 2016 году выходит анти-PDL1 препарат (атезолизумаб), который получил от FDA (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США) статус «терапия прорыва» в лечении распространённого рака мочевого пузыря и немелкоклеточного рака легкого.

С момента начала клинических испытаний данных препаратов прошло уже достаточно времени, чтобы судить о том, что они действительно эффективны.

Как отмечает Сергей Тюляндин, когда мы говорим о метастатическом процессе, то эффект от химиотерапевтических препаратов достаточно короткий. Но, если в этом случае применять иммуноонкологические препараты, то эффект будет намного длительней.

«Например, больные с метастатической меланомой, самой страшной и злой опухолью, живут за счет таких препаратов до 10 лет. Если бы мне кто-то сказал это пять лет назад, я бы никогда в это не поверил», – комментирует Сергей Тюляндин.

Что будет в России

Весной 2016 года впервые иммуноонкологический препарат ипилимумаб был зарегистрирован в России. Атезолизумаб и другие препараты имунноонкологического ряда ожидаются к регистрации в 2017-2018 годах.

Но здесь существует большая проблема. Дело в том, что, по опубликованным данным, к сожалению, иммуноонкологические препараты оказываются эффективными только для 20-30% больных. Почему – сказать пока сложно.

Именно на вопрос, для каких пациентов терапия иммуноонкологическими препаратами будет особенно эффективна, российские специалисты и пытаются ответить.

Для этого Российским обществом клинических онкологов, Российским обществом патологоанатомов при поддержке компании-разработчика иммуноонкологического препарата будут разработаны единые стандарты тестирования пациентов на необходимость применения инновационной иммунотерапии.

Здесь стоит добавить, что стоит такое лечение, как и вся инновационная терапия, дорого. По словам главврача городской больницы №62 Анатолия Махсона, стоимость лечения метастатической меланомы может достигать до 40 тыс. евро на одного пациента.

Очевидно, что для России – это непростая история.

«Поэтому очень важна подготовительная работа для отладки диагностических моментов, чтобы ответить на вопрос, какие больные будут отвечать на лечение. Эффект у этих препаратов – фантастический, но важно понять, на каких больных, какие препараты будут действовать», – говорит Сергей Тюляндин.

Современные таргетные иммуноонкологические препараты направлены на блокирование взаимодействия лиганда PD-L1, расположенного на опухолевой клетке, и рецептора PD1, расположенного на поверхности T-клетки.

Поэтому перед началом лечения необходимо определить наличие PD-L1белковых компонентов, если их много – значит опухоль защищена от T-клеток, и новые препараты нужны для разрыва данной связи, если нет – то вероятность того, что анти-PDL1/PD1 препараты будут эффективны, ниже.

Сергей Тюляндин добавляет, что Российское общество клинических онкологов уже давно развивает программу молекулярно-генетического тестирования в онкологии, причем, вне рамок государственного финансирования.

«Мы с Минздравом уже не раз встречались и говорили о том, что у нас есть сеть таких лабораторий, есть подготовленные врачи и специалисты – просто возьмите их на финансирование.

Но это очень тяжелый вопрос – ведь, если внести методы молекулярно-генетического тестирования и морфологического анализа опухолей в стандарты лечения, тогда государство обязано будет финансировать эти затраты. Это должно случиться. Во всех развитых странах эта система работает именно так. Но, когда это случится в России, непонятно.

Об этом мы говорим уже лет пять. Стандарты написаны. Они два года назад были отправлены в Минздрав. Но пока никакого движения нет», – говорит Сергей Тюляндин.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
 25.08.2016

Источник: http://www.vechnayamolodost.ru/articles/biomeditsina/immunoonkologiya-v-rublyevom-ekvivalente/

Соловьев и Мясников: Иммуноонкология — прорыв в лечении рака

Соловьев и Мясников: Иммуноонкология — прорыв в лечении рака

Практически единственным способом лекарственного лечения рака до недавнего времени была химиотерапия – тяжело переносимая и чреватая многими побочными эффектами. Но сегодня, хотя химия по-прежнему остаётся методом № 1, у неё появилась реальная и в некоторых случаях более эффективная альтернатива.

Иммунитет играет важную роль в развитии рака. Ведь именно нарушения в его работе способствуют бесконтрольному размножению клеток опухоли. Наша защитная система просто не замечает растущее в организме зло, принимая клетки опухоли за свои.

Ранее учёные не знали, как эффективно воздействовать на иммунитет, а все методы сводились в основном к его стимуляции. Но оказалось, что у иммунной системы существуют так называемые контрольные точки, которые как раз и останавливают противоопухолевый иммунный ответ.

Блокада этих точек может перезагрузить иммунную систему и восстановить её работу. Применяемые сегодня иммунные препараты помогают нашей защитной системе прозреть и приняться за дело, для которого, собственно, она и нужна.

То есть бороться с нарушителями работы организма, в данном случае с раком.

Достижения иммуноонкологии – бич для раковых клеток

Ежегодно 4 февраля во всем мире отмечается Всемирный день борьбы против рака, целью которого является повышение осведомленности о раке как об одном из самых страшных заболеваний современной цивилизации.

На данном этапе население планеты переживает настоящую «онкологическую эпидемию». К 2035 г. количество случаев злокачественных заболеваний в мире может достигнуть 24 млн. В России только в 2014 г. в стране выявили более 560 тыс. новых случаев рака, что на 5,8% превысило показатель 2013 г.

Особое место в структуре рака занимает меланома кожи, высоко злокачественная опухоль, возникающая из клеток-меланоцитов, образующих пигмент меланин, что и обуславливает её окраску.

Поэтому, меланома кожи — это чаще всего пигментное образование, но злокачественное.

Для нее характерны значительная агрессивность, начало в молодом и среднем возрасте (преимущественно, от 15 лет до 50 лет), раннее возникновение отдаленных метастазов, и крайне неблагоприятный прогноз (смертельный исход).

Показатели заболеваемости меланомой кожи неутешительны. По данным ВОЗ каждый год в мире регистрируют в среднем 132 тыс. новых случаев этой опухоли. В 2014 г. в России выявлено 9 390 новых случаев меланомы кожи, и почти 12% из них умерли в течение первого года после постановки страшного диагноза.

Нарушениям функции иммунной системы отводят отдельное место в ряду причин развития онкологических заболеваний.

Следует обратить внимание на существование различных механизмов реализации иммунного ответа.

В норме, эти механизмы не дают иммунной системе «атаковать» собственные ткани организма, но благополучно позволяют избавляться от периодически возникающих, патологических (в том числе, опухолевых) клеток.

При «поломках» контрольных точек раковые клетки могут ускользать от воздействия иммунной системы, и начинается рост злокачественной опухоли.

Поэтому наиболее обнадеживающими следует признать исследования в области иммуноонкологии, в ходе которых изучают варианты нарушений иммунной системы при различных видах рака, возможности их модулирования с целью разрушения опухоли, перспективы восстановления иммунного контроля над опухолью.

«Иммунотерапия рака всегда была в центре внимания исследователей. Реальные успехи иммунотерапии связаны с появлением нового поколения иммуноонкологических препаратов – ингибиторов регуляторных молекул ключевых этапов иммунного ответа.

Эти препараты воздействуют не на раковые клетки, а на клетки иммунной системы больного, направляя их на борьбу с раком.

И организм начинает самостоятельно бороться с опухолью с помощью иммунной системы, как с любой другой чужеродной клеткой» – комментирует ведущий научный сотрудник отделения биотерапии опухолей ФГБУ «Российский онкологический научный центр» им. Н. Н.Блохина МЗ РФ, член ESMO и Российского общества клинической онкологии Г. Ю. Харкевич

Иммуноонкологические препараты блокируют специфические рецепторы CTLA-4 и PD-1, расположенные на цитотоксических Т-лимфоцитах человека. Если на лимфоцитах человека присутствуют эти рецепторы, а на клетках опухоли – сходные молекулы (лиганды), то иммунная система не будет реагировать на опухоль, и заболевание начнет прогрессировать.

Иммуноонкологические препараты связываются с рецепторами CTLA-4 или PD-1, вследствие чего иммунная система начинает распознавать опухоль, возникает системная стимуляция противоопухолевой активности Т-лимфоцитов, и восстанавливается противоопухолевый иммунный ответ.

В первую очередь эти препараты были изучены и доказали свою эффективность при терапии метастатической меланомы кожи, увеличивая продолжительность жизни пациентов. По наблюдениям Л. В.

Демидова, на фоне лечения, примерно в 20% случаях достигается длительный положительный эффект. Размеры опухоли уменьшаются, исчезают признаки прогрессирования заболевания, и оно стабилизируется.

Иными словами, применяя иммунотерапию, врачи помогают иммунной системе начать функционировать правильно и самостоятельно бороться с раком.

С 2011 года иммуноонкологические препараты получили регистрацию в США, Европе и других странах мира, открыв доступ к высокоэффективному лечению пациентам в этих странах.

В настоящее время иммуноонкология выходит на передовую позицию. Получены неожиданные результаты в лечении рака, особенно при лечении меланомы, при которой этот терапевтический подход позволил улучшить выживаемость.

Иммуноонкология не стоит на месте, данный подход исследуется и при других видах рака. Кроме меланомы, иммунотерапия уже доказала свою эффективность и используется в клинической практике в США и Европе для лечения рака легких и рака почки.

Таким образом, новые иммуноонкологические подходы предоставляют ряду пациентов возможность надолго продлить жизнь и открывают новую эпоху в лечении онкологических заболеваний.

Иммуноонкологические препараты работают на последней стадии рака, когда стандартные методы лечения оказываются малоэффективными.

Не в этом ли революция? С появлением иммуноонкологии, рак переходит из разряда смертельных заболеваний в хроническое заболевание.

    КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: меланома, иммуноонкология, опухоль, таргетная терапия, дабрафениб, ипилимумаб, ниволумаб

Лечение метастатической меланомы

Что же лучше – иммуно — или таргетная терапия? Иммунотерапия направлена на преодоление толерантности иммунной системы к опухоли, таргетная воздействует непосредственно на опухоль путем ингибирования сигнального пути клеточной пролиферации у пациентов со специфической мутацией.

Благодаря внедрению в 2009–2012 гг.

в клиническую практику новых препаратов таргетной терапии у пациентов с меланомой IV стадии с метастазами в головной мозг и кости появилась надежда: эти препараты характеризовались высокой эффективностью и увеличением частоты ответов на лечение в течение нескольких дней. Так, сравнение эффективности вемурафениба и дакарбазина продемонстрировало существенное преимущество первого 1 .

Как известно, BRAF-мутация активирует каскад реакций, приводящих к неконтролируемой пролиферации клеток опухоли, блокаде апоптоза и активации ангиогенеза.

Каскад реакций можно блокировать посредством таргетных препаратов – ингибиторов BRAF, МЕК и др.

Как показывают результаты клинических исследований, у больных метастатической меланомой таргетная терапия комбинацией дабрафениба и траметиниба (BRAF — и MEK-ингибиторы) эффективнее монотерапии дабрафенибом.

При использовании комбинированной терапии общая выживаемость в течение трех лет у больных с нормальным уровнем лактатдегидрогеназы (ЛДГ) достигает 50% 2 .

Однако следует учитывать, что при использовании таргетной терапии, особенно в монорежиме, в течение нескольких месяцев не исключено развитие резистентности.

Это обусловлено тем, что в клетке существуют множество путей передачи сигнала к активации пролиферации, MAP-киназный путь не является единственным и может быть активирован другими перекрестными сигнальными путями.

Таким образом, при применении таргетных препаратов основной проблемой является стойкость ответа на терапию.

В норме при появлении опухолевых клеток иммунный надзор распознает их и уничтожает, однако на некотором этапе, когда опухоль начинает задействовать механизмы уклонения от иммунного надзора, достигается определенное равновесие.

В дальнейшем вследствие избыточного роста опухолевые клетки могут полностью ускользать от действия иммунной системы, что приводит к прогрессированию.

Понимание того, как работает иммунная система, позволяет применять наиболее эффективные методы иммунотерапии для лечения рака разной локализации и стадий.

Докладчик отметил, что на сегодняшний день механизм действия иммунной системы хорошо изучен. Известны контрольные точки иммунного ответа, которые участвуют во взаимодействии антиген-презентирующих клеток и Т-клеток.

В момент активации Т-лимфоцитов идет сложное и комплексное взаимодействие рецепторов на поверхности антиген-презентирующих клеток и Т-лимфоцитов.

Помимо передачи информации об антигене обязательно участие рецепторов – контрольных точек иммунитета. Существуют как активирующие, так и ингибирующие рецепторы.

В настоящее время показано, что при блокировании ингибирующих рецепторов можно достичь активации противоопухолевого иммунитета.

Первым препаратом для иммунотерапии является моноклональное антитело, блокирующее CTLA-4-рецептор на поверхности Т-лимфоцитов, который в норме ингибирует активацию иммунитета.

Второе поколение препаратов направлено на другой рецептор Т-лимфоцитов – PD-1. При блокировании этих контрольных точек иммунная система активируется и борьба с опухолевыми клетками становится более эффективной.

Ипилимумаб, являющийся ингибитором CTLA-4, продемонстрировал хорошую эффективность у больных неоперабельной или метастатической меланомой и увеличил общую выживаемость. В исследовании III фазы MDX010–20 пациенты с метастатической меланомой были рандомизированы на три группы.

Первая группа получала монотерапию ипилимумабом, вторая – ипилимумаб и вакцину GP-100, третья – только вакцину GP-100.

Применение ипилимумаба в дозе 3 мг/кг способствовало достоверному увеличению медианы общей выживаемости по сравнению с применением вакцины – 10,0 и 10,1 против 6,4 месяца соответственно 3 .

В другом исследовании III фазы (СА184–024) при сравнении эффективности комбинации дакарбазина и ипилимумаба в дозе 10 мг/кг и комбинации дакарбазина и плацебо у пациентов с метастатической меланомой, ранее не получавших лечения, добавление ипилимумаба к стандартной химиотерапии приводило к продолжительному ответу на терапию – увеличению показателей одногодичной, двух-, трех — и четырехлетней общей выживаемости 4 .

«Школа» для лимфоцитов

Взаимодействие иммунной системы и опухоли проходит три этапа.

– элиминация (или иммунный надзор). Заключается в эффективном распознавании «чужаков». Известно, что раковые клетки могут периодически возникать у всех людей, но хорошо функционирующая иммунная система может их обнаружить и уничтожить. Однако иногда злокачественные клетки ускользают от разрушения и болезнь переходит в следующую стадию.

– «спящий» рак. Те клетки опухоли, которые смогли избежать уничтожения, начинают усиленно размножаться.

– прогрессия опухоли. За счёт усиленного деления злых клеток, способных подавлять иммунную систему или уклоняться от её воздействия, новообразование продолжает захватывать организм.

Современная стратегия иммунотерапии рака связана с открытием так называемых контрольных точек иммунитета, которые не позволяют нашей защитной системе проявлять свою противоопухолевую активность.

Именно эти точки и защищают опухоль, делая её невидимой для иммунитета.

Соответственно, заблокировав их с помощью инновационных препаратов, можно перезапустить иммунную систему, добившись от неё формирования адекватного противоопухолевого ответа.

Не теряя надежды

Сегодня уже существует большой ряд иммунных препаратов, а несколько сотен других (в том числе и отечественных) готовятся выйти на рынок, а пока проходят клинические испытания в разных фазах.

Это даёт реальный шанс больным даже с раком 4‑й стадии, что их болезнь из фазы метастазирования уйдёт в хроническую фазу и жизнь будет продолжаться. Исследуются и возможности иммунных лекарств в отношении профилактики рака.

И хотя пока нет данных об эффективности их использования у больных с высоким риском рецидива, тем не менее поиски в этом направлении ведутся.

Разумеется, ещё далеко до того, чтобы научить иммунную систему на корню уничтожать рак. Но, как утверждают специалисты, мы стоим на пороге новых достижений, благодаря которым иммуноонкология будет главным направлением в лечении злокачественных опухолей в ближайшие годы.

Кому это доступно

Хотя иммунные препараты достаточно дороги, их стоимость с каждым годом снижается. А некоторые из них уже вошли в список жизненно важных лекарственных препартов (ЖНВЛП), отпускаемых за государственный счёт в рамках ОМС.

Больные их могут получить в онкодиспансерах после решения врачебной комиссии.

Кроме того, у пациентов есть возможность пролечиться бесплатно, участвуя в клинических исследованиях новых препаратов или в программах раннего доступа, которые организуются фармацевтическими компаниями при выпуске первых партий лекарств на рынок.

Помогает не всем

Несмотря на обнадёживающие новости, иммунотерапия пока всё же не является заменой химиотерапии. Это лишь альтернативный метод лечения рака, применяемый по строгим показаниям. И помогает такое лечение не всем, поэтому врачам очень важно выявлять тех пациентов, которым он подходит, чтобы не тратить средст­ва понапрасну там, где это не даст результата.

https://www.youtube.com/watch?v=N1HAweEI7mA

Тем не менее исследования доказали, что у 15–20% больных с прогрессированием опухоли после предшествующей химиотерапии удаётся получить длительный (иногда многолетний) клинический выигрыш.

Сегодня во всём мире проводятся широкомасштабные исследования биомаркеров, способных предсказать высокую эффективность иммунных препаратов для лечения рака.

Иммунотерапия уже показала эффективность при метастатическом раке почки, головы и шеи, раке лёгкого, меланоме, лимфомах и некоторых других злокачественных новообразованиях. Например, больные с диссеминированной меланомой, раньше погибавшие в течение месяцев, на иммунных препаратах живут уже более 10 лет.

Источник: https://triparazita.ru/parazity/immunoonkologiya-proryv-lechenii-raka/

ОкругВрача
Добавить комментарий